Главная » Новости » СМИ о нас » После 15 лет в детдоме для слабослышащих Кристина нашла семью

После 15 лет в детдоме для слабослышащих Кристина нашла семью

70% воспитанников детских домов — подростки. Им нужна семья не меньше, чем малышам. Но усыновляют их намного реже. Кристина Михайлюк пришла в семью Ирины и Алексея Копейкиных только в 15 лет. Ирина — тренер Школы приемных родителей в ИРСУ, наш чуткий и добрый сотрудник. #людиирсу они удивительные, и тихонечко так немного герои. Почему Ирина стала приемным родителем, и каково обрести свою семью уже подростком, после того, как с рождения жил в сиротских учреждениях? Читайте в свежем материале журнала “Домашний Очаг”: https://clck.ru/Pnxi9. Начало:

«Я так ждала, что меня заберут»

Мама оставила меня в роддоме. Причины неизвестны. Я попала в дом малютки. В детстве много болела, помню, что часто вызывали скорую: простуды, ангины, воспаление легких, был отит, наверное, из-за этого у меня ухудшился слух. Когда мне было пять, меня перевели в детский дом для слабослышащих. Я не понимала, куда меня привезли. Со временем я просто приняла как факт, что всегда буду жить в этом месте с детьми и воспитателями.

Трудно передать, что такое жизнь в детском доме. Я не знала, что такое семья, что такое мама и папа. В детском садике я видела, что других детей забирают домой. А меня единственную из группы нет. Я так ждала, что меня заберут. А меня всё не забирали, и я не понимала почему. Мне было одиноко.

Когда мне было 7 лет, появилась семья, которая проявила ко мне интерес. Сергей и Галина были совсем неслышащими людьми, директор детского дома предложила им брать меня в семью на гостевой режим. Год они брали меня на выходные и каникулы. Мне нравилось бывать у них, мы общались на языке жестов.

Однажды я вернулась с каникул в детский дом и привезла с собой две денежные купюры, которые взяла в семье. Я плохо понимала, что это такое; принесла их в школу без задней мысли. Когда об этом узнала директор детского дома, она сказала, что я воровка и брать меня в семью больше нельзя. Меня очень сильно ругали. Я плакала. Помню, что ещё несколько дней стояла у окна и надеялась, что за мной всё-таки придут. Но Галина и Сергей не вернулись. Было очень горько смириться с тем, что больше в семью меня не возьмут.