Главная » Библиотека » Родителям » Десять вещей, которые нужно знать приемным родителям

Десять вещей, которые нужно знать приемным родителям

Пресс-кит ИРСУ

Меня удочерили в младенчестве еще в те времена, когда этот процесс был окутан тайной. Моя биологическая мать скрывала беременность от своей семьи почти семь месяцев. Узнав обо всем, родители решили отослать ее подальше на время родов. Мама родила меня в окружении незнакомых людей, которые не проявили ни капли сочувствия к ней и ее ситуации. Меня сразу после родов унесли, она даже не успела взглянуть на меня — тогда это считалось нормальным. Это сегодня существует понимание, что столь быстрое разделение травмирует как мать, так и ребенка, и признается, что ранние переживания оказывают большое влияние на структуру мозга.

Я провела восемьдесят два дня в семье опекунов, пока не попала в свой новый дом. Приемные родители были достаточно открыты и не скрывали, что удочерили меня. Но никто не мог мне объяснить, что значит быть приемным ребенком. Я часто задавалась вопросом, может ли мама моего лучшего друга оказаться моей «настоящей» мамой, а еще размышляла над тем, почему биологическая мама отдала меня и собиралась ли она когда-нибудь вернуться. При этом я искренне любила семью, в которой жила, но все эти мысли вызывали во мне огромное беспокойство. Довольно непросто было и выполнять школьное задание по составлению генеалогического древа.

В шесть лет я плохо спала и тревожилась при малейшей разлуке с мамой. Каждый день меня преследовала мысль, что мама забудет забрать меня из школы. Что-то внутри говорило: меня уже бросали раньше и это может повториться снова. Отлучки из дома или ночевки у бабушки вызывали во мне «нервные расстройства желудка» и другие выдуманные болезни. Вопрос, вернутся ли мои родители, постоянно висел в воздухе, и я нуждалась в ком-то, кто помог бы мне понять эти чувства. К сожалению, детский психотерапевт не стал таким человеком. Я дважды посетила его, порисовала картинки с тыквами, и на этом все. Вопросы о моем прошлом даже не поднимались.

Когда я закончила колледж, мне пришлось вновь обратиться за помощью из-за повышенной тревожности. И только после двух лет терапии мне достало смелости признаться, что я была удочерена. Терапевт не спросил меня об этом сразу, а я была приучена верить, что это не имеет значения. Понадобилось немало времени, чтобы я начала понимать, как данный опыт сформировал меня. Я начала соединять все события своей истории и задавать нужные вопросы. Я встретила свою биологическую мать и ее семью, долго искала и нашла семью своего биологического отца. Его уже не было в живых, но мне передали его фотографии, так что впервые в жизни я увидела того, на кого похожа.

Мой опыт не уникален, но он очень важен. Ведь теперь я понимаю, почему приемные дети не рассказывают о своих трудностях. Когда мы молоды, то еще не можем в полной мере осознать предшествующий опыт и не умеем ясно выражать свои чувства. И если никто не говорит с приемным ребенком о его истории, то по мере взросления все его чувства остаются без понимания и подтверждения.

Теперь я сама работаю в качестве терапевта с приемными семьями и стараюсь помочь новому поколению детей и родителей получить другой опыт, чем тот, что был у меня. Оглядываясь назад, я вывела десять из десяти тысяч других важных вещей, которые приемным родителям нужно знать о своих детях.

1. Приемным детям нужно, чтобы родители эмоционально и психологически подготовились, прежде чем привести их домой и стать с ними одной семьей

Родителям полезно провести психологическую работу, чтобы осознать собственный опыт, а также проработать чувства, связанные с неспособностью иметь собственного ребенка, если именно по этой причине они решились на усыновление. Ведь это не способ «замены», а один из многих путей создания семьи. Все только выиграют, если родители продолжат просвещаться по разным вопросам, связанным с усыновлением, и получат доступ к поддержке, когда это будет необходимо.

2. Предшествующий опыт приемных детей — это данность

Важно понимать, что весь предыдущий опыт вашего ребенка — это данность, которую нельзя изменить. Порой родителям трудно видеть, как их дети страдают, и они искренне хотят чем-то помочь. Но они не в состоянии избавить ребенка от боли, вызванной прошлым травматическим опытом. Однако они могут предоставить ему безопасное место для изучения чувств и помочь интегрировать прошлый опыт в свою жизнь. Детям важно знать, что об усыновлении можно говорить и задавать любые вопросы.

В одном из эпизодов сериала «Американская семейка» один из персонажей читает своей приемной дочери на ночь сказку о прекрасной принцессе в далекой стране. Оба заметно устали, и девочка уже в полусонном состоянии спрашивает о своей биологической маме: «Я была у нее в животе? Где она сейчас?» Отец отвечает, что ее мама находится в «далекой стране, потому что она принцесса и очень, очень занята». Девочка удовлетворенно засыпает. Но с этого момента у нее появляется фантазия, и каждый Хэллоуин она наряжается принцессой.

Когда родители не знают, что ответить, они могут выиграть время, предложив: «Я вижу, как важен для тебя этот вопрос. Дай мне подумать, и мы поговорим об этом завтра». Возьмите паузу, чтобы посоветоваться с партнером или обратиться за поддержкой к психологу, и хорошо продумайте свой ответ ребенку. Важно назвать конкретное время, когда вы вернетесь к этому разговору, и сдержать обещание.

3. Приемным детям нужна помощь, чтобы разобраться в своей истории

Упав с качелей, ребенок рассказывает снова и снова, как это произошло — маме, папе, почтальону и продавцу в магазине. Повторение истории позволяет исцелиться и принять ситуацию. Точно так же приемные дети хотят снова и снова слышать от родителей историю их появления в семье.

Говоря с ними об этом, старайтесь избегать слов «избранный» или «особенный». Тем более ребенку трудно понять такую фразу: «Она любила тебя так сильно, что хотела, чтобы у тебя была лучшая жизнь». Используйте следующие формулировки: «Усыновление было решением взрослых», «мы любим тебя, и мы — семья». Подчеркните, что ребенок не имеет никакого отношения к этому решению, что он ничего не сделал для создания такой ситуации. В будущем такие обсуждения помогут ему в разговоре с друзьями и одноклассниками. Он будет знать, что отвечать другим на вопросы, не испытывая смущения или стыда. Я предлагаю родителям и детям разыгрывать возможные сценарии бесед, чтобы найти подходящие ответы. Кроме того, объясните ребенку, что он всегда может ответить на неудобный для него вопрос фразой: «Это мое личное дело!»

4. Приемные дети сталкиваются с проблемами самооценки, стыда, самоконтроля и идентичности

Как правило, приемные дети используют одну из двух стратегий адаптации в семье. Одни проверяют родителей и их ограничения на прочность. Другие, наоборот, покладисты до такой степени, что отчасти теряют себя в надежде сохранить место в приемной семье. Таким образом, ребенок вынужден развивать «ложное я».

Многие приемные родители описывают своих детей как несговорчивых, озлобленных и склонных к манипуляциям. Я предлагаю им наблюдать за поведением ребенка, не торопясь с осуждением и навешиванием ярлыков. Взглянув на ребенка через призму предшествующих событий, которые определяют его нынешнее поведение, мы можем увидеть глубинный травмирующий опыт, который приводит к возникновению страха, горя, отчаяния и гнева. Помните, что поведение — это способ справиться с происходящим, а не личностные черты вашего ребенка.

Приемным детям нужно, чтобы родители проявляли внимание и сострадание, действуя словно детективы. В каждой конкретной ситуации необходимо выяснить причины поведения ребенка или обратиться за профессиональной помощью, если трудно справиться самостоятельно. Пройдя опыт отвержения, ребенок заранее настроен на его повторение и зачастую сам воспроизводит подобные ситуации.

Отсутствие доступа к оригиналу свидетельства о рождении только усиливает чувство стыда. Например, в США только в восьми штатах из пятидесяти разрешен доступ к оригинальным свидетельствам о рождении для приемных детей, достигших совершеннолетия. В остальных — документы навсегда изменены и не подлежат восстановлению. А там, где есть секретность, неизбежен и стыд.

5. Приемные дети все время находятся в поиске

Выступая на одной конференции по вопросам усыновления, я предложила ее участникам короткое упражнение: пройтись по комнате и найти человека, на которого они больше всего похожи. После того, как все заняли свои места, мы обсудили, на что был похож этот опыт. Я объяснила, что приемные дети постоянно находятся в этом поиске — ищут своего потерянного «близнеца» или того, на кого они похожи. Автор Бетти Джин Лифтон называет это жизнью в «Царстве призраков», где приемные дети могут «общаться» со своими родственниками и представлять себе, как могла бы сложиться их жизнь, не будь они усыновлены.

Много лет назад я работала с двенадцатилетней девочкой по имени Джулия, которую удочерили при рождении. Родители описывали ее как «злую, несговорчивую и живущую в своем собственном мире». Они знали ее биологическую маму и считали, что ответили на все вопросы Джулии о ней, хотя эта тема поднималась довольно редко. По их представлению, девочку она не особо интересовала.

Я быстро обнаружила обратное. Джулию очень интересовало, кто она такая и откуда родом. Она действительно жила в своем собственном мире — «Царстве призраков». Девочка считала, что у нее общий цвет волос и глаз с биологической мамой. «Должно быть, ей нравится танцевать, потому что я это люблю», — призналась она.

После достижения восемнадцати лет Джулия планировала найти свою биологическую маму и пожить с ней год. Она знала, что у нее есть шесть единоутробных братьев и, как она надеялась, младшая сестра. Я предположила, что отчасти злость девочки была вызвана тем, что никто не интересовался ее внутренним миром. Приемные дети не склонны поднимать такие вопросы, не будучи уверены, что это безопасно, но они ждут, когда родители сами заговорят об этом.

6. Желание ребенка узнать свои корни не является отказом от приемных родителей

Часть знания того, кто вы есть, — это знание того, откуда вы родом. У каждой истории есть свое начало. Многие дети отрицают желание заниматься поиском своих корней, думая, что этим заденут чувства приемных родителей. Это распространенная тема даже среди детей, которые пользуются безоговорочной поддержкой со стороны взрослых. Приемные дети нуждаются в уверенности, что их родители спокойно отнесутся к таким поискам, а также будут готовы помочь.

Из страха ранить чувства близких многие дети ждут, пока один или оба родителя не умрут. Как правило, к этому моменту может обнаружиться, что их биологический родитель тоже мертв. И тогда поиски заканчиваются переживанием еще одной потери — родителя, которого он или она никогда не знали.

7. Приемные дети хотят быть частью своей семьи

Как и все остальные, приемные дети стремятся быть частью семьи или группы. Хотя идея принадлежности присуща тем, с кем мы связаны биологически, приемные дети могут ощутить эту связь через группы поддержки, взаимодействие с другими детьми в аналогичном положении или идентификацией со страной своего рождения. Также необходимо поощрять интересы и увлечения ребенка в соответствии с ценностями его приемной семьи, поддерживать их и принимать.

8. Быть приемным ребенком трудно

Когда младенец разлучается со своей матерью, это событие чрезвычайно его травмирует. Все знакомые ощущения исчезают, ребенок оказывается в опасной ситуации — так он сам ее воспринимает. Единственная часть мозга, которая полностью развита при рождении, — это ствол, регулирующий симпатическую нервную систему, то есть реакцию борьбы, бегства или замирания. Парасимпатическая способность к самоуспокоению недоступна, для этого ребенку нужна мама, но ее рядом нет. События, происходящие с рождения до трех лет, кодируются как неявные воспоминания и с трудом поддаются описанию, потому что они случаются до того, как развивается навык речи. В такой ситуации приемные родители могут помочь ребенку сформулировать его переживания.

Мне встречались родители, которые расстраивались, когда при планировании большого праздника в честь дня рождения их ребенок внезапно становился грустным и отказывался в нем участвовать. Ведь день рождения — это еще и день, когда ребенок был оставлен, хотя воспоминание об этом размыто. Родителям стоит реагировать на такое поведение с сочувствием: «Возможно, какая-то часть тебя помнит, что в этот день твоя биологическая мама приняла трудное решение, чтобы тебя воспитывал кто-то другой».

День матери также может восприниматься двояко, ведь, поздравляя приемную маму, ребенок фактически игнорирует ту, «другую». Родители могут проговорить это вслух, признавая биологическую маму ребенка вместе с ним.

9. Приемным детям нужно, чтобы родители их защищали

По данным Института усыновления, в Соединенных Штатах насчитывается более полутора миллиона приемных детей. Центр поддержки и образования в области усыновления утверждает, что 60% американцев контактируют с этой системой.

Школьная среда может стать отличной поддержкой для приемных детей и их семей, если учителя будут должным образом информированы в этих вопросах. В школах необходимо проводить тренинги, аналогичные тому, как педагогов обучают взаимодействию на темы расы, сексуальности, пола и религии.

У меня есть подруга, которая усыновила Эндрю и Джейка, когда они были младенцами. Братья не состоят в биологическом родстве и принадлежат к разным расам: Эндрю — афроамериканец, а Джейк — европеоид. Они оказались в одном классе, и в первый день занятий учитель попросил всех представиться друг другу. Когда Эндрю представился Джейка как своего брата, учитель взглянул на единственного темнокожего ученика в классе и сказал Эндрю, чтобы тот перестал «валять дурака». Эндрю застенчиво объяснил, что они оба усыновлены. Учитель продолжал думать, что мальчики пытаются «надуть его», чем привел их в немалое смущение. Пройди он соответствующее обучение, этой ситуации не возникло бы.

10. Процесс адаптации приемных детей длится всю жизнь

Выстраивание отношений и прохождение различных этапов взросления может оказаться трудным для тех, чей самый ранний опыт связан с разлукой с матерью. Внимательные родители должны помогать своим детям проживать эти процессы, невзирая на тяжелый предшествующий опыт.

Со временем приемные дети смогут приобрести то, что Дэн Сигел называет «взглядом разума» или «сосредоточенным вниманием, которое позволяет видеть внутреннюю работу нашего разума и изучать процессы, посредством которых мы думаем, чувствуем и ведем себя…»

По мере того, как ребенок все больше узнает о своем прошлом, осознает свои чувства и триггеры, связанные с ним, он становится увереннее и может дать осознанный ответ, а не бессознательно реагировать на ситуацию. А это именно тот навык, который дает большую свободу выбора в повседневных действиях и ощущение благополучия.

Лесли Джонсон

Лесли Джонсон — терапевт по семейным вопросам со специализацией на усыновлении. Ее удочерили в младенческом возрасте, и на основе собственного опыта она вывела «десять из десяти тысяч вещей», которые приемным родителям нужно знать о своих детях.

 

Перевод Марии Охотниковой, специально для ИРСУ

Редактор Мария Каменская

 

Телеграм ИРСУ: https://t.me/irsuinfo