ГлавнаяБлогИстории Люди ИРСУ
Дата публикации: 26.06.2020

Рожден в ПНИ. Здоров, в семье и знает правду

Беременность в психоневрологическом интернате случается нередко. Гораздо реже в результате нее на свет появляется ребенок, еще реже он остается на…

Беременность в психоневрологическом интернате случается нередко. Гораздо реже в результате нее на свет появляется ребенок, еще реже он остается на связи со своими кровными родителями. И это не единственное чудо в истории, рассказанной Варварой Михиной, волонтером, психологом и приемной мамой.

Опека негодовала: «У нас ЧП! В ПНИ беременность!». Отец Василий позвонил мне и сказал: «Приезжай, нужно помочь. У нас тут чудо: представляешь, в интернате родился ребёнок».

Чего-то не хватало

Мне было 30. Я работала учителем в частной школе. Всё было достаточно устроено и стабильно. Мне хотелось замуж и детей, но как-то всё не складывалось. В 2008 году я выпускала очередной класс, и нужно было принять решение, остаюсь я в школе или нет, потому что если взять следующий класс, нужно будет посвятить себя этой работе ещё на пять лет. Школа была хорошая, в ней было надежно и уютно. Но с семьей ничего не получалось. И я решила радикально изменить свою жизнь. Уволилась – ушла в никуда. И пока не знала, чем буду заниматься.

За год до этого я начала посещать встречи христианской общины «Вера и свет». Они помогают преодолевать социальную изолированность людям с особенностями и их семьям. Мне нравились их проекты. И я подумала, что хочу поехать в одну из общин совместного проживания для инвалидов в Ирландию. Думала, съезжу на год и приму решение, хочу я этим заниматься или нет.

В процессе подготовки я поехала волонтером в Томск, в лагерь для инвалидов, который уже много лет организуется местной христианской общиной «Малый ковчег». Мне очень понравилось. Там всё было так, как и должно быть: христиане разных конфессий объединены вокруг дела помощи людям из психоневрологического интерната (ПНИ). Уезжая оттуда, я чувствовала, что в Томск ещё вернусь.

ЧП или чудо?

Не прошло и месяца после моего возвращения в Москву, как мне позвонил отец Василий, священник, с которым мы вместе работали в лагере. Это было необычно. Я поняла, что что-то произошло. «У нас случилось чудо! Таня родила сына!» — сказал отец Василий.

Таня – живёт в ПНИ, сирота. Когда сотрудники опеки узнали о рождении малыша, они были шокированы: «У нас ЧП! Беременность в ПНИ! Что теперь делать?!» А для нас всех это было не ЧП, а чудо! Чудо было в том, что её беременность не заметили до самого дня родов. Обычно в ПНИ прерывают беременности подопечных.

Таня позже рассказывала, что, когда ей делали плановое УЗИ, она шептала малышу, который был внутри неё: «Прячься, прячься». И он чудом был не замечен.

Отец Василий сказал, что есть идея забрать Таню, малыша и Александра (отца малыша) из ПНИ и организовать общину совместного проживания в Томске по типу той, в которую я как раз собиралась ехать в Ирландию. Он предлагал мне присоединиться к этой работе. Я чувствовала, что моя жизнь меняется прямо в тот момент. Я сказала, что подумаю, но внутренне уже решила, что поеду. На следующий день я перезвонила и согласилась.

Месяц подготовки был для меня очень торжественным. Я привела в порядок дела. Попрощалась с друзьями. Написала в Ирландию, что не приеду. И села на поезд в Томск.

Суровый сибирский путь опекуна

Томск. Я остановилась у друзей и через несколько дней пошла в местный отдел опеки. Выглядело это, должно быть, очень странно. Я объясняла, кто я и зачем: москвичка, работы нет, живу у друзей, пришла за ребёнком, рожденным в ПНИ. Но я знала, что этого ребенка надо забрать. В какой-то момент я думала, что под опеку заберу и ребенка, и его родителей. Думала, что мы могли бы жить вместе, и я бы помогала всем троим устроиться в жизни.

Я сняла квартиру, собирала справки и документы. В итоге получила своё заключение быть опекуном, когда ребёнку было уже шесть месяцев. Всё это время я его не видела и не знала, какой он. Конечно, было опасение, что ребенок двух инвалидов может иметь серьезные проблемы и, возможно, никогда не будет здоров. Очень многие меня поддерживали, но были и другие голоса. Кто-то был настроен скептически и говорил мне, что я никогда не смогу полюбить приёмного ребенка как своего.

Но когда я увидела Саньку, страхи развеялись, я испытала воодушевление и мне стало спокойно: это был улыбчивый и контактный мальчик, нормально развитый на свои шесть месяцев. Я была готова забрать его в тот же день. Но дом ребенка ещё не оформил требуемых медицинских документов на Сашу. Ожидание затягивалось. Ещё на два месяца.

Семья по-быстрому: замуж и ребенка под опеку за три дня

А между тем параллельно развивалась ещё одна история. Я оказалась в чужом городе в, мягко сказать, нестандартной ситуации. Я нуждалась в поддержке. Меня особенно поддерживала одна девушка из общины, которая пригласила меня пожить у нее первое время, и волонтёр по имени Лёша. Лёша переживал за ситуацию, звонил мне, помогал, мы виделись.

В какой-то момент я почувствовала, что это ещё и неспроста. И точно, через какое-то время Лёша предложил мне выйти за него замуж.

День свадьбы. Семейный архив

День свадьбы. Семейный архив

Как-то всё срасталось и казалось таким естественным. Я согласилась. Мы поженились. Накануне свадьбы мне позвонили из опеки и сказали, что документы на Сашу готовы и я могу его забрать. А в понедельник мы, новоиспеченные новобрачные, отправились за Сашей и привезли его домой.

Через полгода я забеременела. Мы решили уехать в Москву, поближе к моим друзьям и родным.

Сашу забирают из дома малютки

Сашу забирают из дома малютки

Что стало с кровными родителями

Когда всё немного устаканилось, я поняла, что теперь у нас семья, будут еще дети. И мне стала тяжела мысль забрать под опеку и Сашиных родителей. Это непростая миссия, которая требует полного посвящения себя делу, без права передумать. Мы решили, что забрать родителей из интерната не сможем, но обеспечим их регулярные встречи с Санькой. С самого начала мы знали, что не будем делать тайны из всей этой истории.

Варвара Михина с мужем и детьми. Фото из личного архива

Варвара Михина с мужем и детьми. Фото из личного архива

Саша у нас уже 11 лет. Почти каждый год мы ездим в тот же лагерь в Томск, где он встречается с родителями. Не всегда это давалось ему психологически легко. Часто первые дни он прятался, избегая контакта. Но потом осваивался и общался с мамой и папой. Мне кажется, Саше важно понимать, что он дорог для родителей. Это как благословение на жизнь — когда кровные родители не могут заботиться о тебе, но счастливы, что ты есть на свете, и выражают эту радость небольшими подарочками, ласковыми словами и гордостью, с которой говорят о тебе.

Сейчас Саша иногда говорит, что заберет родителей из интерната, когда вырастет. Он знает свою историю. И мне кажется, это сильная сторона нашего родительства.

Саша. Фото  из личного архива

Саша. Фото из личного архива

Я не вернулась в общеобразовательную школу, но оказалась в школе приёмных родителей

Когда у меня было двое малышей на руках, мне попался на глаза блог Людмилы Петрановской. Я знала о планах создать ИРСУ (Институт развития семейного устройства). Тогда я подумала: «Как интересно, я бы точно хотела в таком участвовать». Одновременно с этим, когда нам было как-то особенно тяжело, мне посоветовали хорошего психолога. Работа с ним была сильной, серьезной, хорошей. Я была под впечатлением, что бывает такая качественная помощь и поддержка. Мне захотелось стать психологом. Я видела, что многое уже понимаю про приёмное детство и родительство. Начала узнавать, где можно учиться, и в итоге поступила на семейного психолога.

Для диплома мне нужна была практика. Знакомая дала мне телефон Дины Магнат, руководителя Школы приемных родителей. Дина меня выслушала и предложила прийти стажером в ШПР при ИРСУ; это предложение на долгие годы вперед определило вектор моей жизни, я до сих пор очень признательна Дине за это доверие и предложение.

Я прошла свою практику и осталась в ИРСУ. Постепенно многое освоила, научилась вести ШПР, подключилась к другим проектам. Это уникальное место по атмосфере и доверию сотрудникам, сейчас мне уже такое родное. И я рада, что благодаря своему опыту, образованию, в такой надежной команде, я могу помогать людям становиться приемными родителями. Потому что дети не должны жить в учреждениях, дети должны расти в семье. У меня не было хорошей школы приемных родителей на моём пути, это очень усложнило нашу жизнь. Но я рада, что сейчас есть такие доброжелательные и разумные ШПР, как, например, в ИРСУ.

Вам понравилась публикация?

Помогите нам продолжать разговор о преодолении сиротства в России. ИРСУ работает благодаря пожертвованиям сторонников

Рекомендуем

Что еще почитать и посмотреть? Смотрите нашу подборку полезных материалов

Как можно помочь ИРСУ

Даже небольшие, но регулярные пожертвования делают нас устойчивее и помогают планировать работу. Мы нуждаемся в ваших поддержке и доверии

Создайте благотворительный сбор в пользу ИРСУ. Помогите нам помогать приемным семьям. Преодолеть сиротство в России можно только вместе

Взаимодействовали с ИРСУ?
Отзывы помогают. Расскажите о вашем обучении в ИРСУ  или почему вы нас    поддерживаете