Что скрывают сотрудники опеки? - Институт развития семейного устройства

Главная » Библиотека » Обсуждаем » Что скрывают сотрудники опеки?

Что скрывают сотрудники опеки?


Есть приемные родители — дальнобойщики, есть — айтишники, есть инженеры и журналисты, кого только нет. А еще есть приемные родители — сотрудники опеки. Только они это скрывают.

Информация из первых рук. Не могу говорить за всех — кто-то, наверняка, не скрывает. Но я знаю про нескольких сотрудников опеки, которые скрывают, что они усыновили или взяли под опеку ребенка. Шок-контент, как говорится.

К айтишникам, инженерам и дальнобойщикам у меня вопросов почему-то нет. Но про сотрудников опеки — не могу взять в толк. Почему человек, профессионально находясь в помогающей профессии и занимающийся семейным устройством, может это скрывать? В частности от других приемных родителей или кандидатов. Я без наезда, правда, искренний антропологический интерес. Как помощь, забота, милосердие и гуманизм могут стать секретными субстанциями?

Один сотрудник опеки сказал слушателям ШПР: мы с вами по разные стороны баррикад. Ой. Баррикад? Погуглила определение. “Баррикада — искусственное фортификационное заграждение, выполненное из подручных материалов и расположенное поперёк дороги или улицы”. Искусственное!! Заграждение!! Поперек!! Из подручных материалов!! Мама дорогая. Между сотрудниками опеки и приемными родителями? Кто же это искусственное соорудил? И зачем?

У сотрудника опеки, который стал приемным родителем, такая баррикада, получается, проходит внутри головы. С этим, должно быть, очень сложно жить. Тогда понятно. Нужно прятаться и партизански таиться.

Но нет же баррикад. Есть дети, которым не повезло: родители не смогли о них заботиться. И сотрудники опеки, и приемные родители действуют в интересах этих детей. Если так хочется баррикад и борьбы — то по ту сторону у нас сиротство, с которым надо бороться. А не мы друг у друга. Мы на одной стороне.

Мы не враги друг другу, мы друг другу свои. И инженеры, и айтишники, и журналисты, и сотрудники опеки. Вражда и баррикады между нами — привнесенные и только в голове. Мы люди одного общества. Нас очень много связывает. Нам нет причин друг друга демонизировать. Вражда не приносит процветания. Процветание приносит сотрудничество и диалог. Мы можем жить дружно. Просто взять и начать с понедельника.

Я хочу, чтобы сотрудники опеки с гордостью и радостью на какой-нибудь вечеринке могли сказать: я сотрудник опеки и приемный родитель. Чтобы приемные родители на той же вечеринке с гордостью и радостью говорили о своем пути. Чтобы приемные дети задорно щебетали: “Вот мои приемные родители — познакомьтесь”. Чтобы коллеги мои гордились и любовались своей работой в ИРСУ (уже есть). Чтобы наши доноры с гордостью и радостью говорили — вот ИРСУ, который я поддерживаю. Чтобы все они могли говорить правду с гордостью и открытостью, с радостью и чувством удовлетворения. Без искусственных бессмысленных преград, которые кто-то нагородил — ради права детей жить и воспитываться в семье. Потому что это будущее человека, общины, города, страны и лучшая в мире работа. Чтобы после нас нашим детям было тут безопасно.

Да, да, понимаю, что я звучу как идеалист тут, почти карась. Но вот такой нарисую-ка образ, оставлю здесь, для нас с вами о прекрасной России будущего. Пусть пока полежит. А то глядишь и получится, и мы с вами вдруг улыбнемся, когда узнаем его, случайно встретив в реальности.

Дисклеймер: Не претендую на истину. Размышляю. Поправьте меня, если я не права. Поговорите с нами об этом? Ссылка на ветку дискусии в Телеграме: https://t.me/irsuinfo/24

Марина Иванова