ГлавнаяБлогЗаметки Люди ИРСУ
Дата публикации: 22.05.2021

Боюсь, что не смогу полюбить приемных как кровных

Вчера в группе ШПР, где я являюсь соведущим, было занятие “Страхи приёмных родителей”. Я вспомнила собственный главный страх, который меня…

Вчера в группе ШПР, где я являюсь соведущим, было занятие “Страхи приёмных родителей”. Я вспомнила собственный главный страх, который меня мучил лет 10 тому назад. Я уже являлась кровной матерью и очень боялась, что не смогу полюбить приёмного ребёнка так, как люблю кровных. Или, может, как-то буду любить, но «не по-настоящему». Как же я тогда буду его растить? Как жить вообще буду?!

Помучившись, я нашла ответ: ну и ладно, буду жить, как есть, ведь главная моя цель – дать ребёнку безопасное пространство и возможности для развития. А это вполне возможно сделать без «особенной» любви к ребёнку, достаточно и обычного хорошего отношения. На том сердце и успокоилось. Мне настолько полегчало, что я аж записала для себя эту прекрасную (саркастический смайл) формулировку – и полностью забыла про свои терзания.

У нас появилась приёмная дочь шести с половиной лет. Спустя полгода я вспомнила тот свой страх, и спросила себя – ну что, любишь так же? И честно ответила – нет, не так же. Есть разница, да. Какая-то небольшая совсем, но дистанция, и она не даёт ощущать приёмную дочь настолько же родной, какими ощущаются кровные. Иии… ну и ладно! Что там у нас было? Безопасность и развитие? Тут, вроде, вполне зачёт. А как дистанция проявляется в отношениях — насколько она заметна? Я с ужасом поняла, что на практике от этой дистанции наши отношения с приёмным ребёнком, в общем-то, только выигрывают. То самое ощущение «немножко не мой ребёнок» как будто обязывает меня проявлять немножко больше терпения, уважения и доброжелательности. Понимаете?

Мы же (в целом) на чужих детей не орём. Не ворчим, не критикуем, не придираемся, не обзываемся. Даже если сильно бесят — терпим, контролируем себя. А со своими чего церемониться – ну, родные ж люди. Правда ли нужна такая особенная «любовь» и «близость» моим кровным детям? 😉

Я осознала, что в моём случае задача противоположная – мне нужно полюбить кровных, как приёмных. На практике это означает: постоянно удерживать в поле внимания, что мои кровные не являются частью меня, они отдельные люди. И уважать эту отдельность. Не позволять себе лишнего из-за этой самой сомнительной «любви».

Вчера в группе ШПР, где я являюсь соведущим, было занятие «Страхи приёмных родителей». Я вспомнила собственный главный страх, который меня мучил лет 10 тому назад. Я уже являлась кровной матерью и очень боялась, что не смогу полюбить приёмного ребёнка так, как люблю кровных. Или, может, как-то буду любить, но «не по-настоящему». Как же я тогда буду его растить? Как жить вообще буду?! Помучившись, я нашла ответ: ну и ладно, буду жить, как есть, ведь главная моя цель — дать ребёнку безопасное пространство и возможности для развития. А это вполне возможно сделать без «особенной» любви к ребёнку, достаточно и обычного хорошего отношения. На том сердце и успокоилось. Мне настолько полегчало, что я аж записала для себя эту прекрасную (саркастический смайл) формулировку — и полностью забыла про свои терзания.

У нас появилась приёмная дочь шести с половиной лет. Спустя полгода я вспомнила тот свой страх, и спросила себя — ну что, любишь так же? И честно ответила — нет, не так же. Есть разница, да. Какая-то небольшая совсем, но дистанция, и она не дает ощущать приёмную дочь настолько же родной, какими ощущаются кровные. Иии…. ну и ладно! Что там у нас было? Безопасность и развитие? Тут, вроде, вполне зачёт. А как дистанция проявляется в отношениях — насколько она заметна? Я с ужасом поняла, что на практике от этой дистанции наши отношения с приёмным ребёнком, в общем-то, только выигрывают. То самое ощущение «немножко не мой ребёнок» как будто обязывает меня проявлять немножко больше терпения, уважения и доброжелательности. Понимаете?

Мы же (в целом) на чужих детей не орём. Не ворчим, не критикуем, не придираемся, не обзываемся. Даже если сильно бесят — терпим, контролируем себя. А со своими чего церемониться — ну, родные ж люди. Правда ли нужна такая особенная «любовь» и «близость» моим кровным детям? 😉 Я осознала, что в моем случае задача противоположная — мне нужно полюбить кровных, как приёмных. На практике это означает: постоянно удерживать в поле внимания, что мои кровные не являются частью меня, они отдельные люди. И уважать эту отдельность. Не позволять себе лишнего из-за этой самой сомнительной «любви».

Вам понравилась публикация?

Помогите нам продолжать разговор о преодолении сиротства в России. ИРСУ работает благодаря пожертвованиям сторонников

Рекомендуем

Что еще почитать и посмотреть? Смотрите нашу подборку полезных материалов

Как можно помочь ИРСУ

Даже небольшие, но регулярные пожертвования делают нас устойчивее и помогают планировать работу. Мы нуждаемся в ваших поддержке и доверии

Создайте благотворительный сбор в пользу ИРСУ. Помогите нам помогать приемным семьям. Преодолеть сиротство в России можно только вместе

Взаимодействовали с ИРСУ?
Отзывы помогают. Расскажите о вашем обучении в ИРСУ  или почему вы нас    поддерживаете